Уголовная ответственность при физическом или психическом принуждении предусмотрена статьей 40 Уголовного Кодекса Российской Федерации.  

 В соответствии с ч.1 указанной статьи не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

 В соответствии с ч.2 вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст.39 Уголовного Кодекса Российской Федерации. В соответствии с положениями данной статьи не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. При этом, превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

 В ч. 1 ст. 40 УК РФ говорится об опасном физическом принуждении. В данном случае речь идет лишь о таком физическом принуждении, которое признается непреодолимым, когда лицо полностью лишается возможности действовать в соответствии со своей волей. Причинение вреда охраняемым правом интересам под принуждением означает совершение общественно опасного деяния вопреки воле человека под действием внешних факторов, угрожающих значимым для него благам (жизни и здоровью). Если лицо не может руководить своими действиями, оно не отвечает за причиненный ущерб в уголовно-правовом аспекте.

 Понятие физического принуждения в законе не раскрыто, что дает возможность его различной трактовки. По мнению специалистов, это понятие должно включать в себя меры физического воздействия со стороны другого человека, т.е. насилие (побои, причинение вреда здоровью, связывание, удушение, угроза оружием), применяемое к лицу с целью заставить его причинить вред каким-либо охраняемым интересам.

 Уголовные дела возбужденные по фактам причинения вреда в результате подобного физического принуждения, должны прекращаться вследствие отсутствия состава преступления.

 Часть 2 ст. 40 УК РФ предусматривает причинение вреда в результате такого физического или психического принуждения, при котором лицо не лишается возможности действовать по своему усмотрению и сохраняет способность руководить своими действиями. Такое принуждение принято называть преодолимым.

При этом законодатель определил, что вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда при таком принуждении решается с учетом положения о крайней необходимости (в основном это касается объема и содержания причиненного вреда).

Под психическим принуждением судебная практика понимает реальную и действительную угрозу применения физического насилия, причинения материального или морального ущерба. Реальность и действительность угрозы предполагают возможность приведения ее в исполнение в момент предъявления каких-либо требований. Считается, что такое принуждение оставляет лицу свободу выбора в поведении. Лицо может покориться и выполнить требования, но может и противостоять угрозе, оказать сопротивление. Законодатель в данном случае дает шанс для непризнания таких действий преступными, но при соблюдении правил правомерности крайней необходимости, то есть причинении вреда для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами.

  И физическое, и психическое принуждение рассматриваются как обстоятельства, смягчающие наказание, если они не признаются обстоятельствами, исключающими преступность деяния или не создавшими состояния крайней необходимости.

28.05.2015