В соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи ответственность несут медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники. Вред, причиненный жизни и здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (части 2 и 3 статьи 98 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан»).

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ).

Исходя из судебной практики иски о возмещении морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи родственнику могут удовлетворяться, даже если дефекты медицинской помощи не находятся в причинно-следственной связи с неблагоприятным исходом. Моральные страдания в данном случае проистекают от самого факта нарушения права умершего на получение качественной медицинской помощи. На это указал Верховный Суд Российской Федерации, разбирая дела о требовании возместить моральный вред (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.02.2019 г. № 71-КГ 18-12, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 25.02.2019 г. № 69-КГ18-22). 

Обстоятельства обоих дел абсолютно разные, вместе с тем есть в них общие моменты: в обоих случаях за компенсацией обратились родные умершего пациента, в обоих случаях доказаны дефекты оказания медицинской помощи умершему, и в обоих случаях доказано, что эти дефекты не являлись причиной смерти пациента.

Нижестоящими судами отказано в удовлетворении исков:

  • в одном случае потому, что иск был обоснован предположением, что пациент умер именно из-за некачественной медпомощи;
  • во втором потому, что наличие дефектов медпомощи может свидетельствовать о причинении морального вреда только самому пациенту, а не его близким.

Верховным Судом отменены решения и постановления нижестоящих инстанций в обоих случаях и указано, что при оказании пациенту ненадлежащей медпомощи требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены его родственниками и другими членами семьи, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда);

Информация подготовлена прокуратурой Ленинского района города Севастополя.

15.04.2019