Проблемы принятия процессуальных решений по фактам совершения телефонного или компьютерного мошенничества вызваны трудностями определения места совершения преступления и установления подследственности с учетом территориальности органа внутренних дел.

Трудности обусловлены, прежде всего, необходимостью осуществления проверки для принятия решения о возбуждении уголовного дела, которая может затянуться на месяцы при неоднократном направлении доследственных материалов по подследственности из территориального органа внутренних дел одного субъекта Российской Федерации в территориальный орган другого субъекта. А это, в свою очередь,  приводит к утрате следов преступления, уменьшению возможностей своевременного раскрытия преступления, к необоснованному нарушению разумных сроков уголовного судопроизводства и прав лиц, потерпевших от преступления.

Принимаемые решения по факту совершения телефонного мошенничества на стадии возбуждения уголовного дела зависят от точного установления места совершенного преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. При телефонном мошенничестве временем окончания преступления является момент зачисления денег на банковский счет того лица, которое получает возможность распоряжаться по своему усмотрению денежными средствами, осуществляя расчеты, не снимая денежные средства с того счета, на который они перечислены, в результате совершенного деяния.

Злоумышленник, обманывая в ходе телефонной беседы пострадавшего, находился в населённом пункте, относящемся к ведению одного территориального подразделения полиции, а денежные средства потерпевший переводил в месте, которое обслуживается другим отделом полиции. Ошибка правоприменителей в приведённом, а также в подобных случаях заключается в неверном понимании положений ч. 1 ст. 152 УПК РФ, согласно которым предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в их системном толковании с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате", согласно которому мошенничество признаётся оконченным с момента, когда чужое имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению. В частности, п. 4 названного постановления Пленума Верховного Суда определяет вопрос окончания преступления для разграничения оконченного мошенничества и покушения на мошенничество. Правоприменители же зачастую смешивают понятия места окончания преступления (наступления общественно опасных последствий), которое не имеет никакого значения для определения территориальной подследственности, и места совершения преступления (общественно опасного деяния), подменяя второе первым. Неправильно толкуя нормы материального и процессуального права, они полагают, что преступление совершено в месте, где пострадавший внёс денежные средства в банкомат (или иным образом перечислил их на счёт злоумышленника), так как именно в этот момент виновный получает реальную возможность распорядиться ими (завладевает чужим имуществом). При этом сторонники такого подхода полагают, что общественно опасное деяние при телефонном мошенничестве включает в себя не только действия злоумышленника по обману пострадавшего, но и перечисление денежных средств на соответствующий счёт, а также завладение ими виновным. Перечисление денежных средств осуществляется пострадавшим, поэтому оно никак не может быть составной частью "деяния" злоумышленника. Иными словами, совершение такого рода мошенничеств предполагает, что общественно опасное деяние заключается лишь в обмане пострадавшего, которое совершается злоумышленником в месте его нахождения. В ч. 1 ст. 152 УПК РФ речь идёт именно о месте совершения преступления, под которым признаётся место совершения общественно опасного деяния независимо от места наступления последствий. Подобной позиции придерживается и судебная практика при определении места совершения преступления с материальным составом. Данный вывод также подтверждают и состоявшиеся приговоры судов по конкретным делам о телефонном мошенничестве. К примеру С., находясь в исправительном учреждении на территории г. Ельца Липецкой области, совершил десять телефонных мошенничеств в отношении жителей Липецкой, Тамбовской, Орловской, Смоленской и Тульской областей. Суд обоснованно счёл местом совершения преступлений ФКУ ИК-4 УФСИН России по Липецкой области, откуда злоумышленник осуществлял звонки. Таким образом, поскольку при телефонном мошенничестве общественно опасное деяние (обман доверчивого гражданина) происходит во время телефонного разговора с ним злоумышленника, местом совершения этого преступления, а следовательно, и местом предварительного расследования, равно как и доследственной проверки, является место нахождения злоумышленника независимо от места перечисления пострадавшим денежных средств и места зачисления их на счёт виновного (завладения ими злоумышленником).

14.07.2017